12 ФЕВРАЛЯ - ПАМЯТЬ СВТ. ВАСИЛИЯ ВЕЛИКОГО, ГРИГОРИЯ БОГОСЛОВА И ИОАННА ЗЛАТОУСТОГО

ИСТОРИЯ УСТАНОВЛЕНИЯ СОБОРНОГО ПРАЗДНИКА В ЧЕСТЬ СВЯТИТЕЛЕЙ ВАСИЛИЯ ВЕЛИКОГО, ГРИГОРИЯ БОГОСЛОВА И ИОАННА ЗЛАТОУСТОГО

При им­пе­ра­то­ре Алек­сее Ком­нине, ко­то­рый пра­вил с 1081 по 1118 г., в Кон­стан­ти­но­по­ле раз­го­рел­ся спор, раз­де­лив­ший на три ла­ге­ря му­жей, про­све­щен­ных в во­про­сах ве­ры и усерд­ных в стя­жа­нии доб­ро­де­те­лей. Речь шла о трех свя­ти­те­лях и вы­да­ю­щих­ся от­цах Церк­ви: Ва­си­лии Ве­ли­ком, Гри­го­рии Бо­го­сло­ве и Иоанне Зла­то­усте. Од­ни вы­сту­па­ли за то, чтобы пред­по­честь св. Ва­си­лия двум дру­гим, по­сколь­ку он су­мел объ­яс­нить тай­ны при­ро­ды как ни­кто дру­гой и был воз­не­сен доб­ро­де­те­ля­ми на Ан­гель­скую вы­со­ту. В нем, го­во­ри­ли его сто­рон­ни­ки, не бы­ло ни­че­го низ­мен­но­го или зем­но­го, он был ор­га­ни­за­то­ром мо­на­ше­ства, гла­вой всей Церк­ви в борь­бе с ере­ся­ми, стро­гим и тре­бо­ва­тель­ным пас­ты­рем от­но­си­тель­но чи­сто­ты нра­вов. По­это­му, де­ла­ли вы­вод они, св. Ва­си­лий сто­ит вы­ше св. Иоан­на Зла­то­уста, ко­то­рый по ха­рак­те­ру был бо­лее скло­нен про­щать греш­ни­ков.

Дру­гая пар­тия, на­про­тив, за­щи­ща­ла Зла­то­уста, воз­ра­жая про­тив­ни­кам, что про­слав­лен­ный епи­скоп Кон­стан­ти­но­по­ля ни­чуть не в мень­шей сте­пе­ни, чем свт. Ва­си­лий, был устрем­лен бо­роть­ся с по­ро­ка­ми, при­зы­вать греш­ни­ков к по­ка­я­нию и по­буж­дать на­род к со­вер­шен­ство­ва­нию по еван­гель­ским за­по­ве­дям. Непре­взой­ден­ный в крас­но­ре­чии, зла­то­устый пас­тырь оро­сил Цер­ковь на­сто­я­щей пол­но­вод­ной ре­кой про­по­ве­дей. В них он тол­ко­вал Сло­во Бо­жие и по­ка­зы­вал, как его при­ме­нять в по­все­днев­ной жиз­ни, при­чем ему уда­лось это сде­лать луч­ше, чем двум дру­гим хри­сти­ан­ским учи­те­лям.

Тре­тья груп­па ра­то­ва­ла за то, чтобы при­знать глав­ным свт. Гри­го­рия Бо­го­сло­ва за ве­ли­чие, чи­сто­ту и глу­би­ну его язы­ка. Они го­во­ри­ли, что свт. Гри­го­рий, луч­ше всех осво­ив­ший муд­рость и крас­но­ре­чие гре­че­ско­го ми­ра, до­стиг вы­со­чай­шей сте­пе­ни в со­зер­ца­нии Бо­га, по­это­му ни­кто из лю­дей не смог столь ве­ли­ко­леп­но из­ло­жить уче­ние о Свя­той Тро­и­це.

Та­ким об­ра­зом, каж­дая пар­тия за­щи­ща­ла од­но­го от­ца пе­ред дву­мя дру­ги­ми, и это про­ти­во­сто­я­ние за­хва­ти­ло вско­ре всех жи­те­лей сто­ли­цы. Во­все уже не по­мыш­ляя о по­чти­тель­ном от­но­ше­нии к свя­ти­те­лям, лю­ди пус­ка­лись в бес­ко­неч­ные спо­ры и пе­ре­бран­ки. Раз­но­гла­си­ям меж­ду пар­ти­я­ми не бы­ло вид­но ни кон­ца ни края.

То­гда од­на­жды но­чью три свя­ти­те­ля яви­лись во сне св. Иоан­ну Мав­ро­по­ду, мит­ро­по­ли­ту Ев­ха­ит­ско­му (па­мять 5 ок­тяб­ря), сна­ча­ла по од­но­му, а за­тем втро­ем. В один го­лос они ему ска­за­ли: «Как ты ви­дишь, мы все вме­сте на­хо­дим­ся ря­дом с Бо­гом и ни­ка­кие раз­молв­ки или со­пер­ни­че­ство нас не раз­де­ля­ют. Каж­дый из нас в ту ме­ру об­сто­я­тельств и вдох­но­ве­ния, ка­кая бы­ла ему да­ро­ва­на Свя­тым Ду­хом, пи­сал и учил то­му, что необ­хо­ди­мо для спа­се­ния лю­дей. Сре­ди нас нет ни пер­во­го, ни вто­ро­го, ни тре­тье­го. Ес­ли ты при­зы­ва­ешь имя од­но­го из нас, двое дру­гих так­же при­сут­ству­ют ря­дом с ним. По­се­му по­ве­ли тем, кто ссо­рит­ся, не со­зда­вать из-за нас рас­ко­лов в Церк­ви, по­сколь­ку при жиз­ни все свои уси­лия мы по­свя­ща­ли уста­нов­ле­нию един­ства и со­гла­сия в ми­ре. За­тем объ­еди­ни на­ши па­мя­ти в один празд­ник и со­ставь для него служ­бу, вклю­чив ту­да пес­но­пе­ния, по­свя­щен­ные каж­до­му из нас, со­об­раз­но ис­кус­ству и на­у­ке, ко­то­рые Гос­подь те­бе дал. Пе­ре­дай эту служ­бу хри­сти­а­нам, чтобы они празд­но­ва­ли ее каж­дый год. Ес­ли они бу­дут по­чи­тать нас та­ким об­ра­зом – еди­ны­ми пе­ред Бо­гом и в Бо­ге, то мы обе­ща­ем, что бу­дем хо­да­тай­ство­вать в на­шей об­щей мо­лит­ве об их спа­се­нии». По­сле этих слов свя­ти­те­ли под­ня­лись на небо, объ­ятые неска­зан­ным све­том, об­ра­ща­ясь друг к дру­гу по име­ни.

То­гда свт. Иоанн Мав­ро­под со­брал без про­мед­ле­ния на­род и со­об­щил об от­кро­ве­нии. Так как все ува­жа­ли мит­ро­по­ли­та за доб­ро­де­тель и вос­хи­ща­лись си­лой его крас­но­ре­чия, спо­рив­шие пар­тии при­ми­ри­лись. Все ста­ли про­сить Иоан­на немед­лен­но при­нять­ся за со­став­ле­ние служ­бы об­ще­го празд­ни­ка трех свя­ти­те­лей. Тон­ко про­ду­мав во­прос, Иоанн ре­шил от­ве­сти это­му празд­но­ва­нию трид­ца­тый день ян­ва­ря, чтобы слов­но скре­пить пе­ча­тью этот ме­сяц, в те­че­ние ко­то­ро­го вспо­ми­на­ют­ся все три свя­ти­те­ля по от­дель­но­сти.

Как по­ет­ся в мно­го­чис­лен­ных тро­па­рях из этой ве­ли­ко­леп­ной служ­бы, три свя­ти­те­ля, «зем­ная тро­и­ца», раз­ные как лич­но­сти, но еди­ные по бла­го­да­ти Бо­жи­ей, за­по­ве­да­ли нам в сво­их пи­са­ни­ях и при­ме­ром сво­ей жиз­ни по­чи­тать и про­слав­лять Пре­свя­тую Тро­и­цу – Бо­га Еди­но­го в трех Ли­цах. Эти све­тиль­ни­ки Церк­ви рас­про­стра­ни­ли по всей зем­ле свет ис­тин­ной ве­ры во­пре­ки опас­но­стям и пре­сле­до­ва­ни­ям и оста­ви­ли нам, их по­том­кам, свя­тое на­сле­дие. Через их тво­ре­ния мы мо­жем так­же до­стичь выс­ше­го бла­жен­ства и веч­ной жиз­ни в при­сут­ствии Бо­га вме­сте со все­ми свя­ты­ми.

На про­тя­же­нии ян­ва­ря мы празд­ну­ем па­мять мно­гих слав­ных иерар­хов, ис­по­вед­ни­ков и по­движ­ни­ков и за­вер­ша­ем его со­бор­ным празд­ни­ком в честь трех ве­ли­ких свя­ти­те­лей. Та­ким об­ра­зом Цер­ковь вспо­ми­на­ет всех свя­тых, ко­то­рые про­по­ве­до­ва­ли пра­во­слав­ную ве­ру сво­ей жиз­нью или в сво­их со­чи­не­ни­ях. Этим празд­ни­ком мы от­да­ем дань по­чте­ния всей со­во­куп­но­сти зна­ний, про­све­щен­но­сти, ума и серд­ца ве­ру­ю­щих, ко­то­рые они по­лу­ча­ют через сло­во. В ито­ге празд­ник трех свя­ти­те­лей ока­зы­ва­ет­ся вос­по­ми­на­ни­ем всех от­цов Церк­ви и всех при­ме­ров еван­гель­ско­го со­вер­шен­ства, ко­то­рые Свя­той Дух по­рож­да­ет во все вре­ме­на и во всех ме­стах, чтобы по­яв­ля­лись но­вые про­ро­ки и но­вые апо­сто­лы, про­вод­ни­ки на­ших душ на Небе­са, уте­ши­те­ли на­ро­да и пла­мен­ные стол­пы мо­лит­вы, на ко­то­рых и по­ко­ит­ся Цер­ковь, укреп­ля­ясь в ис­тине.

ИНОЕ ОПИСАНИЕ УСТАНОВЛЕНИЯ СОБОРНОГО ПРАЗДНИКА СВЯТИТЕЛЕЙ ВАСИЛИЯ ВЕЛИКОГО, ГРИГОРИЯ БОГОСЛОВА И ИОАННА ЗЛАТОУСТОГО

В цар­ство­ва­ние бла­го­вер­но­го и хри­сто­лю­би­во­го ца­ря Алек­сея Ком­нина[1], ко­то­рый при­нял цар­скую власть по­сле Ни­ки­фо­ра Бо­та­ни­а­та[2], был в Кон­стан­ти­но­по­ле ве­ли­кий спор об этих трех свя­ти­те­лях меж­ду ис­кус­ней­ши­ми в крас­но­ре­чии учи­те­ля­ми муд­ро­сти. Од­ни ста­ви­ли вы­ше про­чих свя­ти­те­лей Ва­си­лия Ве­ли­ко­го, на­зы­вая его воз­вы­шен­ней­шим ви­ти­ей, так как он всех пре­вос­хо­дил сло­вом и де­ла­ми, при­чем ви­де­ли в нем му­жа, ма­ло чем усту­па­ю­ще­го Ан­ге­лам, твер­до­го нра­вом, не лег­ко про­ща­ю­ще­го со­гре­ше­ния и чуж­до­го все­го зем­но­го; ни­же его ста­ви­ли бо­же­ствен­но­го Иоан­на Зла­то­уста, как имев­ше­го от­лич­ные от ука­зан­ных ка­че­ства: он был рас­по­ло­жен к по­ми­ло­ва­нию греш­ни­ков и ско­ро до­пус­кал их к по­ка­я­нию. Дру­гие, на­обо­рот, воз­вы­ша­ли бо­же­ствен­но­го Зла­то­уста как му­жа че­ло­ве­ко­лю­би­вей­ше­го, по­ни­ма­ю­ще­го сла­бость че­ло­ве­че­ско­го есте­ства, и как крас­но­ре­чи­во­го ви­тию, на­став­ляв­ше­го всех на по­ка­я­ние мно­же­ством сво­их ме­до­то­чи­вых ре­чей; по­это­му и по­чи­та­ли они его вы­ше Ва­си­лия Ве­ли­ко­го и Гри­го­рия Бо­го­сло­ва. Иные, на­ко­нец, сто­я­ли за свя­то­го Гри­го­рия Бо­го­сло­ва, утвер­ждая, что он убе­ди­тель­но­стью ре­чи, ис­кус­ным ис­тол­ко­ва­ни­ем Свя­щен­но­го Пи­са­ния и изя­ще­ством по­стро­е­ния ре­чи пре­взо­шел всех слав­ней­ших пред­ста­ви­те­лей эл­лин­ской муд­ро­сти, как ра­нее жив­ших, так и совре­мен­ных ему. Так од­ни воз­вы­ша­ли сла­ву свя­то­го Гри­го­рия, а дру­гие уни­жа­ли его зна­че­ние. От это­го про­ис­хо­дил меж­ду мно­ги­ми раз­дор, при­чем од­ни на­зы­ва­лись иоан­ни­та­ми, дру­гие ва­си­ли­а­на­ми, а иные гри­го­ри­а­на­ми. Об этих име­нах спо­ри­ли му­жи, ис­кус­ней­шие в крас­но­ре­чии и муд­ро­сти.

Спу­стя неко­то­рое вре­мя по­сле то­го, как воз­ник­ли эти спо­ры, яви­лись эти ве­ли­кие свя­тые, сна­ча­ла каж­дый от­дель­но, а за­тем все три вме­сте, – при­том не во сне, а на­яву, – Иоан­ну, епи­ско­пу Ев­ха­ит­ско­му, уче­ней­ше­му му­жу, весь­ма све­ду­ще­му в эл­лин­ской муд­ро­сти (как об этом сви­де­тель­ству­ют и его со­чи­не­ния), а так­же про­сла­вив­ше­му­ся сво­ею доб­ро­де­тель­ною жиз­нью[3]. Они ска­за­ли ему еди­ны­ми уста­ми:

– Мы рав­ны у Бо­га, как ты ви­дишь; нет у нас ни раз­де­ле­ния, ни ка­ко­го-ли­бо про­ти­во­дей­ствия друг дру­гу. Каж­дый из нас от­дель­но, в свое вре­мя, воз­буж­да­е­мый Бо­же­ствен­ным Ду­хом, на­пи­сал со­от­вет­ству­ю­щие по­уче­ния для спа­се­ния лю­дей. Че­му мы на­учи­лись со­кро­вен­но, то пе­ре­да­ли яв­но лю­дям. Нет меж­ду на­ми ни пер­во­го, ни вто­ро­го. Ес­ли ты ссы­ла­ешь­ся на од­но­го, то в том же со­глас­ны и оба дру­гие. По­это­му по­ве­ли пре­пи­ра­ю­щим­ся по по­во­ду нас пре­кра­тить спо­ры, ибо как при жиз­ни, так и по­сле кон­чи­ны мы име­ем за­бо­ту о том, чтобы при­ве­сти к ми­ру и еди­но­мыс­лию кон­цы все­лен­ной. Вви­ду это­го со­еди­ни в один день па­мять о нас и, как по­до­ба­ет те­бе, со­ставь нам празд­нич­ную служ­бу, а про­чим пе­ре­дай, что мы име­ем у Бо­га рав­ное до­сто­ин­ство. Мы же со­вер­ша­ю­щим па­мять о нас бу­дем спо­спеш­ни­ка­ми к спа­се­нию, так как мы на­де­ем­ся, что име­ем неко­то­рую за­слу­гу у Бо­га.

Ска­зав это епи­ско­пу, они ста­ли под­ни­мать­ся на небо, сияя неиз­ре­чен­ным све­том и на­зы­вая друг дру­га по име­ни. Бла­жен­ный епи­скоп Иоанн тот­час сво­и­ми ста­ра­ни­я­ми вос­ста­но­вил мир меж­ду враж­до­вав­ши­ми, так как он был муж, ве­ли­кий в доб­ро­де­те­ли и зна­ме­ни­тый в лю­бо­муд­рии. Он уста­но­вил празд­ник трех свя­ти­те­лей, как и по­ве­ле­ли ему свя­тые, и за­ве­щал церк­вам празд­но­вать его с по­до­ба­ю­щим тор­же­ством[4]. В этом яс­но об­на­ру­жи­лась муд­рость се­го великого му­жа, так как он усмот­рел, что в ян­ва­ре ме­ся­це со­вер­ша­ет­ся па­мять всех трех свя­ти­те­лей, а имен­но: в пер­вый день – Ва­си­лия Ве­ли­ко­го, в два­дцать пя­тый – бо­же­ствен­но­го Гри­го­рия, а в два­дцать седь­мой – свя­то­го Зла­то­уста, – то он со­еди­нил их в трид­ца­тый день то­го же ме­ся­ца, увен­чав празд­но­ва­ние их па­мя­ти ка­но­на­ми, тро­па­ря­ми и по­хва­ла­ми, как это и при­ли­че­ство­ва­ло.

Необ­хо­ди­мо до­ба­вить о них и сле­ду­ю­щее. Свя­той Ва­си­лий Ве­ли­кий пре­взо­шел в книж­ной муд­ро­сти не толь­ко учи­те­лей сво­е­го вре­ме­ни, но и древ­ней­ших: он про­шел не толь­ко всю на­у­ку крас­но­ре­чия до по­след­не­го сло­ва, но и хо­ро­шо изу­чил фило­со­фию, а рав­но по­стиг и ту на­у­ку, ко­то­рая учит ис­тин­ной хри­сти­ан­ской де­я­тель­но­сти. За­тем, про­во­дя доб­ро­де­тель­ную жизнь, ис­пол­нен­ную нес­тя­жа­тель­но­сти и це­ло­муд­рия, и вос­хо­дя умом к бо­го­ви­де­нию, он был воз­ве­ден на ар­хи­ерей­ский пре­стол, имея со­рок лет от рож­де­ния, и в те­че­ние вось­ми с лиш­ком лет был пред­сто­я­те­лем церк­ви.

Свя­той Гри­го­рий Бо­го­слов был столь ве­лик, что ес­ли бы мож­но бы­ло со­здать че­ло­ве­че­ский об­раз и столп, со­став­лен­ный по ча­стям из всех доб­ро­де­те­лей, то он был бы по­до­бен ве­ли­ко­му Гри­го­рию. Про­си­яв сво­ею свя­тою жиз­нью, он до­стиг та­кой вы­со­ты в об­ла­сти бо­го­сло­вия, что всех по­беж­дал сво­ею муд­ро­стью как в сло­вес­ных спо­рах, так и в ис­тол­ко­ва­нии дог­ма­тов ве­ры. По­это­му он и был на­зван бо­го­сло­вом. Он был свя­ти­те­лем в Кон­стан­ти­но­по­ле две­на­дцать лет, утвер­ждая пра­во­сла­вие. По­жив за­тем ма­лое вре­мя на пат­ри­ар­шем пре­сто­ле (как об этом пи­шет­ся в его жи­тии), он оста­вил пре­стол по пре­клон­но­сти воз­рас­та и, имея шесть­де­сят, ото­шел в гор­ные оби­те­ли.

О бо­же­ствен­ном Зла­то­усте по спра­вед­ли­во­сти мож­но ска­зать, что он пре­взо­шел всех ел­лин­ских муд­ре­цов ра­зу­мом, убе­ди­тель­но­стью сло­ва и изя­ще­ством ре­чи; Бо­же­ствен­ное Пи­са­ние он изъ­яс­нил и ис­тол­ко­вал непод­ра­жа­е­мо; рав­ным об­ра­зом в доб­ро­де­тель­ной жиз­ни и бо­го­ви­де­нии он да­ле­ко пре­взо­шел всех. Он был ис­точ­ни­ком ми­ло­сти и люб­ви, был ис­пол­нен рев­но­сти учи­тель­ства. Все­го он про­жил шесть­де­сят лет; пас­ты­рем Хри­сто­вой Церк­ви был шесть лет. Мо­лит­ва­ми сих трех свя­ти­те­лей Хри­стос Бог наш да низ­ло­жит ере­ти­че­ские рас­при, а нас да со­хра­нит в ми­ре и еди­но­мыс­лии и да спо­до­бит нас Небес­но­го Сво­е­го Цар­ствия, ибо бла­го­сло­вен Он во ве­ки. Аминь.

Со­ста­ви­тель – иеро­мо­нах Ма­ка­рий (Си­мо­но­петр­ский),
адап­ти­ро­ван­ный рус­ский пе­ре­вод – из­д-во Сре­тен­ско­го мо­на­сты­ря

Православный календарь
Объявления