НОВОМУЧЕНИКИ КУБАНИ

Святые Кубанские новомученики

28 сентября Святая Церковь вспоминает новых мучеников — кубанских священников, пострадавших за Христа в годы гонений на Церковь. К сожалению, после прославления почитание Новомучеников Кубанских по-прежнему не стало распространенным, поэтому одна из задач комиссии — рассказать всем верующим Екатеринодарской епархии и Кубанской митрополии о подвиге и жизни наших местных святых, заступников и ходатаев за край Кубанский.

В августе 2000 года на Юбилейном Архиерейском Соборе был прославлен священник станицы Незамаевской Иоанн Пригоровский, пострадавший в 1918 году.

Через несколько лет на заседании Священного Синода 26 декабря 2003 года в числе прочего был заслушан доклад митрополита Крутицкого и Коломенского Ювеналия о материалах к прославлению новомучеников и исповедников Российских. Святейший Патриарх и Священный Синод постановили включить в Собор новомучеников и исповедников имена пяти священнослужителей от Екатеринодарской епархии (священномучеников Михаила Лекторского, Иоанна Яковлева, Андрея Ковалева, Григория Троицкого, Григория Конокотина).

4 мая 2017 года решением Священного Синода в Собор новомучеников и исповедников Церкви Русской были включены имена священномучеников Александра Флегинского и Михаила Лисицына, погибших от рук большевиков в 1918 году.

В честь и память Новомучеников кубанских был построен и торжественно освящен храм в городе Кореновске современной Тихорецкой и Кореновской епархии. На территории Краснодарского края Собору Новомучеников и исповедников Церкви Русской посвящены храмы в станице Северской Северского района, селе Верхневеселом города Сочи и станице Ленинградской, ведется строительство храма в городе Краснодаре.

Протоиерей Михаил Лекторский

Священномученик Михаил Лекторский (1872-1921)
Память 27 октября

Протоиерей Михаил Лекторский родился 9 ноября 1872 г., в семье кубанского священника. Поступил и успешно закончил курс Ставропольской Духовкой семинарии со званием студента в 1892 г. Был рукоположен Преосвященным Евгением и определен но дьяконо-учительское место в станицу Динскую, где состоял учителем одноклассной церковно-приходской школы.

В августе 1893 г. был рукоположен во иереи и определен в село Благодатное, где состоял заведующим и законоучителем одноклассной церковноприходской школы до февраля 1896 года. Позже, согласно прошению переведен в станину Воронежскую, где состоял заведующим и законоучителем двухклассного мужского и одноклассного женского министерских училищ.

С 13 мая 1906 года перемещен согласно прошению к Андреевской церкви станицы Новотиторовской. Состоял настоятелем местной приходской церкви и был духовником окружного духовенства второго округа с 5 апреля 1913 г.

Отец Михаил был прекрасным семьянином. Его жена Екатерина Владимировна – 24 ноября 1872 г. рождения, родила ему 4-х детей: Александра (1895 г.), Надежду (1898 г.), Ольгу (1905 г.), Владимира (1910 г.).

Протоиерей Михаил Лекторский за пастырское усердие был отмечен следующими наградами: набедренником в 1900 году, скуфьей в 1905 году. Отец Михаил также имел архипастырское благословение с выдачей грамоты по представлению училищного Совета за труды и заботы по открытию библиотеки-читальни при церковноприходской школе на изысканные и местные средства 1908 г. В 1910 г. 6 мая он получает в награду камилавку.

Отец Михаил принимал участие в первой всеобщей переписи населения Российской империи в качестве заведующего переписным участком, за что был удостоен Его Императорского Величества благодарности, в чем имел уведомление Министра внутренних дел от 1 августа 1897 г. № 6644 и бронзовую медаль со свидетельством от 29 августа 1897 г.

В 1917 г. он, в качестве делегата от 2 округа, принимал участие в работе чрезвычайного собрания духовенства Кубанской области 13-21 апреля.

В ночь с 25 на 26 сентября 1921 г. в станице Новотиторовской первой кавбригадой Чонгарской кавдивизии Буденного, протоиерей Михаил Лекторский был арестован по обвинению в контрреволюционной агитации, и привезен со многими арестованными казаками в станицу Брюховецкую в особый отдел 9-ой большевистской армии. Здесь полтора месяца заключенные жили в нечеловеческих условиях, спали на соломе и были изъедены блохами и вшами. Человек, случайно увидевший о. Михаила, которому было 49 лет, нашел его крайне исхудавшим, еле ходившим стариком. Приговор тройки особого отдела кавдивизии Буденного был коротким – расстрел.

Когда группу заложников из 40 человек раздели до исподнего, казаки стали просить – «Батюшка, поисповедуй нас». Батюшка исповедал и отпустил им грехи, сказав: «А кровью Вы приобщитесь [причаститесь] своею, и теперь простите меня, в чем я повинен».

Когда же он стал служить молебен, их стали бить прикладами, особенно сильно били о. Михаила. Затем связали им руки, бросили в телеги и повезли за станицу в глиняный карьер.

Лежавший с о. Михаилом казак сумел развязать себе руки и развязал их о. Михаилу. «А теперь давай бежать» – шепнул казак. Но батюшка ответил: «Благословляю тебя бежать, а я уже не в силах». Казак бежал. Когда большевики среди приговоренных к расстрелу нашли развязанными руки только у священника, подвергли его страшным истязаниям.

27 октября 1921 г. в 10 часов вечера всех заложников расстреляли, и среди горы трупов выделялось своим изуродованным видом тело о. Михаила. Были люди, которые это все видели.

Сегодня память о. Михаила благоговейно почитается как среди жителей станицы Брюховецкой, так и по всей Кубани. На месте мученической кончины священника в окрестностях станицы установлен крест и памятная табличка, к которому ежегодно совершаются крестные ходы.

Протоиерей Иоанн Яковлев

Священномученик Иоанн Яковлев (1866-1921)
Память: 28 сентября
Священномученик Иоанн Яковлев. Фото до 1914 г.

Протоиерей Иоанн Иоаннович Яковлев родился 11 ноября 1866 г. в крестьянской семье села Новоегорлыкского Ставропольской губернии. Окончив Ставропольскую духовную семинарию, он начал свое служение с должности псаломщика при Николаевском храме г. Ейска. Прослужив дьяконом, отец Иоанн затем был рукоположен во священника с назначением в станицу Новониколаевскую. В нач. XX в. он получил назначение в Дмитриевский храм г. Екатеринодара. Среди прочих обязанностей он преподавал Закон Божий в Екатеринодарском епархиальном женском училище.

В 1907 г. съездом духовенства г. Екатеринодара отец Иоанн был избран депутатом на епархиальные съезды от благочиния. В 1912 г. он был назначен представителем от духовенства в Екатеринодарскую городскую Думу сроком на четыре года, а 27 августа 1915 г. — в Екатеринодарское городское по налогу с недвижимости имений присутствие. Был женат, имел четверых детей.

В 1919 г. Кубанским епархиальным советом он был награжден саном протоиерея.

После окончания Гражданской войны на Кубани и установления Советской власти в городе Екатеринодаре общее административное руководство епархией осуществлялось Кубанским временным церковно-приходским управлением, которое находилось в здании рядом с Дмитриевским храмом города. При ликвидации в апреле 1921 г. церковно-приходского управления и изъятии его документации сотрудники секретно-оперативного отдела областной Кубано-Черноморской ЧК 9 апреля обыскивали дом протоиерея Иоанна, вероятно, как члена управления. Как настоятель Дмитриевского храма отец Иоанн присутствовал при изъятии документов церковно-приходского управления и отстаивал перед сотрудниками областного отдела юстиции храмовую церковную утварь, частично находившуюся в здании управления, которую также хотели изъять.

Арестовали батюшку ночью 15 сентября 1921 г. Были представлены материалы связи отца Иоанна с высланными священниками. На предъявленные обвинения отец Иоанн ответил, что контрреволюционной пропагандой не занимался. С высланным священником имел переписку, отправив ему одно письмо в концлагерь.

В защиту отца Иоанна поднялся практически весь приход Дмитриевской церкви Краснодара. Верующие, не боясь ничего, отправили письмо в защиту своего пастыря. Они писали: «по долгу совести считаем себя обязанными заявить, что священник Иоанн Яковлев проживая рядом более 20 лет, нам близко и хорошо известен, как человек всегда относящийся с любовью к людям, будучи его духовным пастырем на пути добра, совести и чести. Он сеял доброе и разумное и полезные наставления в духе христианства». Прихожане будучи твердо уверенными в невиновности отца Иоанна перед народом, властью, законом просят поспешить с разбором дела и освободить его приняв во внимание «наши простые от народа слова и освободить нами всеми любимого и уважаемого пастыря».

Своим ходатайством Полномочный представитель Кубанского Епархиального Архиерея удостоверил, что протоиерей Иоанн Яковлев ни против советской власти, ни против прихода ни в чем предосудительном замечен не был.

Несмотря на положительные отзывы прихожан и Епархиального начальства, в ЧК торопились, и уже 23 сентября было вынесено решение Тройки о высшей мере наказания – расстреле, в тот же день приговор был приведен в исполнение. Погребен мученик в неизвестной могиле на территории Краснодара.

Иерей Андрей Ковалев

Священномученик иерей Андрей Ковалев (1871-1921)
Память: 28 сентября
Священномученик Андрей Ковалев родился 12 августа 1871 г. в станице Кореновской.
Он служил в Петропавловской церкви станицы Платнировской, в Вознесенской церкви станицы Кущевской Кубанской области, Космодамиановской церкви села Благодарного, Казанской церкви села Удельного Ставропольской губернии, преподавал в церковно-приходских школах и училищах. Оказывал спасительное влияние на иноверцев, присоединил к Православию из раскола австрийского толка семью из пяти душ. После 1917 г. численность действующих храмов катастрофически сокращалась, поэтому священник Андрей был переведен в Краснодар. Был женат, имел двоих детей.

Во время организации административной структуры самостоятельной Кубанской епархии в 1919 г. отец Андрей был назначен казначеем епархиального свечного завода. Во время эвакуации всех гражданских и епархиальных учреждений в феврале 1920 г. из Екатеринодара, он вместо священника А. Николайченко стал председателем правления и по поручению Временного Высшего Церковного Управления был послан немедленно доставить из порта г. Новороссийска в Екатеринодар заказанный для епархии воск.

Батюшку арестовали 21 сентября 1921 г. по обвинению в поджоге свечного завода и в агитации против советской власти. В ходе расследования богоборческим властям не удалось доказать вину священника. Однако вынесли следующий приговор: «Принимая во внимание тревожный момент в связи с нападением банд на ст. Динскую и с предположением напасть на Краснодар, и для поддержания общей политической ситуации в городе, как элемент, враждебный Соввласти, – расстрелять».
Приговор был приведен в исполнение ночью 28 сентября 1921 г.

Иерей Григорий Троицкий

Священномученик иерей Григорий Иосифович Троицкий (1870-1921)
Память: 28 сентября
Священномученик Григорий Троицкий родился 1 октября 1870 г. По окончании Ставропольской Духовной семинарии 22 июля 1892 г. определен псаломщиком к Введенской ц. в ст-це Пашковской Кубанской обл. С 1894 по 1896 г. учитель в церковной школе в ст-це Должанской. 20 авг. 1895 г. рукоположен во диакона, 22 июля 1896 г.- во иерея к Покровской ц. с. Сандата Ставропольской губ. Также занимал должности зав. и законоучителя церковных школ этого села, а с 1897 г.- противосектантского и противобуддийского (1898-1901) миссионера в 4-м благочинническом округе Ставропольской губ. С 28 авг. 1903 г. священник Михаило-Архангельской ц. с. Александровское Ставропольской губ., одновременно занимал должности законоучителя министерских училищ, члена и делопроизводителя Александровского отд-ния Ставропольского епархиального училищного совета.

19 апр. 1904 г. вновь переведен в Кубанскую обл. священником в Троицкую ц. в ст-це Должанской, служил там законоучителем местного министерского училища для иногородних, зав. и законоучителем муж. и жен. церковных школ (до 1909). С 1906 г. занимал должность духовного следователя в 5-м благочинническом округе Кубанской обл. В 1911-1913 гг. был депутатом от белого духовенства на окружных и епархиальных съездах. 30 мая 1913 г. переведен священником в Вознесенскую ц. в ст-це Пашковской. Служил там в должностях зав. церковной школой (до 1914), законоучителя 3-го 2-классного муж. и одноклассного жен. уч-щ; одновременно состоял участковым попечителем Екатеринодарского комитета попечительства о народной трезвости и членом ревизионного комитета Екатеринодарского епархиального жен. училища. Награжден медалью Красного Креста в память участия в деятельности Российского общества Красного Креста во время русско-япон. войны 1904-1905 гг. В 1917 г. был благочинным храмов 1 округа.

В 1917 г. решением съезда делегатов Ставропольско-Кубанской епархии он был избран членом Епархиального ревизионного комитета как представитель от духовенства [1]. Как занимающий эту должность, отец Григорий принимал участие в заседаниях Собрания выборных организаций Кубанской епархии в 1919 году, о чем свидетельствует его подпись под протоколами заседаний [2]. В том же году он был награжден Кубанским епархиальным советом наперсным крестом [3].
Арестован комиссаром Кубчека 15 сентября 1921 г. Священнику было предъявлено обвинение в связи с высланными в концлагерь и в контрреволюционной агитации. Был расстрелян ночью 28 сентября 1921 г.

Иерей Григорий Конокотин

Священномученик иерей Григорий Конокотин (1869-1921)
Память: 28 сентября
Священномученик Григорий Конокотин родился 1 апреля 1869 г. в семье священника села Новоегорлыкского Ставропольской губернии.  В 1892 г. окончил Ставропольскую духовную семинарию по 2-му разряду; определен законоучителем в с. Тахта Ставропольской губ. В 1894 г. Ставропольским и Екатеринодарским епископом Агафодором (Преображенским) рукоположен во иерея к храму Покрова Пресв. Богородицы с. Медведского Ставропольской губ. с должностью законоучителя церковноприходской школы. 15 октября 1897 г. перемещен на штатное священническое место в с. Молдаванское Кубанской обл., где состоял законоучителем и зав. церковноприходскими молдав. и рус. школами и законоучителем в Молдаванском министерском училище. В 1898 г. назначен членом отд-ния училищного совета г. Темрюка Кубанской обл. Награждался скуфьей (1908), камилавкой (1914), орденом св. Анны 3-й степени (1913) за труды по школьному делу. В 1919 г. решением ВВЦУ он был награжден золотым наперсным крестом.

В июле 1920 г. арестован председателем Молдаванского ревкома по обвинению в выдаче советских работников белым в 1919 г. Находился в тюрьмах в ст-це Крымской, потом в Екатеринодаре (с дек. 1920 Краснодар). 8 сент. 1920 г. Революционный Кубано-Черноморский трибунал оправдал Г., посчитав предъявленные ему обвинения недоказанными. Опасаясь дальнейших преследований со стороны председателя Молдаванского ревкома, Г. обратился к Кубанскому еп. Сергию (Лаврову) о переводе из Молдаванского на др. приход. Переведен в Александро-Невский собор г. Краснодара. 15 сент. 1921 г. арестован, заключен в краснодарскую тюрьму. Обвинен в «бегстве от советской власти из Молдаванского в Краснодар», а также в переписке с репрессированным духовенством. Виновным себя не признал. 22 сент. помощник уполномоченного по духовенству Кубано-Черноморской ЧК составил заключение, в к-ром предложил выслать Г. в Архангельскую губ., поскольку «пребывание его в пределах Кубано-Черноморской области мешает строительству советской власти на Кубани». 23 сент. приговорен Коллегией Кубано-Черноморской ЧК к расстрелу как «враг трудового народа». 27 сент. жена Г. передала в адрес председателя Кубано-Черноморской ЧК собранные поручительства, что ее супруг «отличался добропорядочностью, корректным и лояльным отношением к своим гражданским обязанностям». Однако приговор был приведен в исполнение ночью 28 сентября 1921 г. в присутствии членов Коллегии Кубчерчека.

В 2015 году на месте разрушенного Иоанно-Златоустовского храма села Молдаванского был установлен памятный камень с надписью, свидетельствующий о месте служения священномученика. Также в селе разбит сквер, носящий имя священномученика Григория Конокотина.

Иерей Иоанн Пригоровский

Священномученик иерей Иоанн Пригоровский (1875-1918)
Память: 4 мая

Священномученик Иоанн Емельянович Пригоровский родился 4 января 1875 года в семье пономаря Черниговской епархии Емельяна Пригоровского. После окончания в 1897 году Черниговской духовной семинарии он был направлен на служение псаломщиком в село Мостовое Ставропольской и Екатеринодарской епархии.

С 1898 года он служил в сане диакона в Ильинском храме станицы Незамаевской, а затем в сане священника в хуторе Кугоейском, где был заведующим и преподавателем Закона Божия в местной церковно-приходской школе. Заботясь о просвещении не только детей, но и взрослого населения хутора, неимевшего возможности посещать занятия в дневное время, отец Иоанн открыл вечернюю школу для взрослых, где сам преподавал хуторянам основы веры и грамотности.

С 1903 по 1908 годы отец Иоанн служил в селе Винодельном Ставропольской губернии и был назначен законоучителем двух училищ министерства народного просвещения и церковноприходской школы. По выбору духовенства благочиния он представлял интересы своего округа на епархиальных и окружных съездах священнослужителей с 1905 по 1908 годы. При этом он еще являлся окружным миссионером, приводя ко Христу иноверцев и возвращая из сект отпавших от Церкви.

С 1908 года отец Иоанн служил в храме Сошествия Святого Духа в станице Шкуринской, а 17 августа 1916 года по настойчивым просьбам прихожан его вернули вновь в станицу Незамаевскую, которая стала последним местом служения. Вскоре он был назначен настоятелем Ильинского храма [1].

С установлением на территории Кубани Советской власти большинство станиц оказались под контролем безбожно настроенных большевиков. Достоверно известно, что 4 мая, в Великую Субботу, вечером, перед чтением книги Деяний Апостолов в храм станицы ворвалась толпа красноармейцев, которые насильно вывели из него отца Иоанна. На площади перед храмом с руганью и издевательствами озверевшие большевики стали избивать священника, нанося ему сильнейшие удары по голове, изуродовав лицо. Не насытившись страданиями мученика, красноармейцы его, полуживого, вытащили за станицу, где и убили, запретив благочестивым жителям хоронить пастыря [2]. Перед смертью священнику выкололи глаза, отрезали уши и нос [3].

Определением Юбилейного Архиерейского Собора Русской православной церкви от 13-16 августа 2000 года священномученик Иоанн Пригоровский был прославлен в лике святых и включен в состав Собора Новомучеников и исповедников Церкви Русской. С тех пор на Кубани, и в Павловском районе особенно, не прекращается его молитвенное почитание. В станице Незамаевской на месте дома священника был установлен памятный крест и мемориал, на котором высечено имя священномученика.

Иерей Александр Флегинский

Священномученик Александр Флегинский (1861-1918)
День памяти: 6 апреля

Священномученик Александр Косьмич Флегинский родился 19 февраля 1861 года в семье священника Косьмы Флегинского.

В 1883 году Александр окончил Ставропольскую духовную семинарию, получив место псаломщика при Казанском соборе города Ставрополя. В этом же году он был рукоположен в сан диакона, а затем священника епископом Кавказским и Екатеринодарским Германом (Осецким) и определен к храму святого мученика Лонгина сотника станицы Ключевой Кубанской области. В 1885 году отец Александр был переведен в станицу Красногорскую, где занимал должность окружного миссионера, а затем и окружного духовника в благочинии. За усердную многолетнюю службу Церкви он был награжден набедренником, скуфьей, камилавкой и золотым наперсным крестом.

Помимо приходских трудов отец Александр принимал активное участие в епархиальной жизни и был членом Ставропольского епархиального церковно-археологического общества, являвшегося первым церковно-научным учреждением на Северном Кавказе.

4 февраля 1908 года он был переведен в станицу Георгие-Афипскую и назначен благочинным 17 округа. Овдовев в 1911 году, он вплоть до своей кончины жил вдовцом. Как благочинный, отец Александр представлял интересы духовенства округа в качестве делегата на общеепархиальных съездах священнослужителей, принимал участие в работе съездов духовенства Екатеринодарского училищного округа, ревизировал деятельность городского духовного училища.

После февральского переворота 1917 года настало время тяжких испытаний для страны и Церкви. Вспыхнула гражданская война, охватившая всю Кубань и Северный Кавказ. В марте 1918 года разрозненный большевистский отряд захватил станицу Георгие-Афипскую, силой установив советскую власть. По станице прокатилась волна безудержного насилия, начались скорые расправы с представителями «царского режима, угнетавшими трудовой народ». В это же время был схвачен и расстрелян красноармейцами отец Александр.

В «Обращении Церкви Екатеринодарской к христианским Церквям всего мира», опубликованном 7 апреля 1919 года в газете «Вольная Кубань», о случившейся трагедии кратко сообщалось следующее: «в станице Георгие-Афипской священник отец Александр Флегинский был изрублен в куски». После освобождения Кубанской области от большевиков началось расследование обстоятельств гибели отца Александра Особой следственной комиссией по расследованию злодеяний большевиков, состоящей при главнокомандующем вооруженными силами на Юге России.

26 марта 1919 года члены Особой комиссии произвели осмотр делопроизводственных документов Кубанского епархиального совета и выявили часть рапортов на имя епископа Кубанского Иоанна (Левицкого), в которых «об убийствах большевиками лиц духовного звания не содержится описания обстоятельств, при которых произошли эти убийства». В их числе был рапорт благочинного 17 округа от 17 декабря 1918 года об убийстве священников станиц Ключевой Моисея Тырышкина и Георгие-Афипской Александра Флегинского. О времени смерти отца Александра позднее свидетельствовал инспектор Георгие-Афипского двухклассного начального смешанного училища А. Бельский, который указывал, что «законоучитель священник Александр Флегинский скончался в марте месяце 1918 года».

На основании собранных материалов члены Особой комиссии в одном из следственных документов об обстоятельствах смерти отца Александра в краткой форме писали: «Флегинский Александр, священник станицы Георгие-Афипской Кубанской Области. Избит с бесконечными глумлениями, выведен был за станицу и убит. Тело его было найдено много времени спустя».

Весть о гибели кубанского благочинного широко распространилась в епархии, и, даже несмотря на отсутствие постоянного сообщения из-за продолжавшихся до августа вооруженных столкновений красноармейцев с частями Добровольческой армии, в 1918 году стала известна в г. Ставрополе.

Указанные выше сведения об обстоятельствах смерти находят свое подтверждение в заявлении делегата Ставропольско-Кубанского епархиального собрания священника Иоанна Гревцова, которое было подано 13 (26) сентября 1918 года в канцелярию Всероссийского Освященного Церковного Собора в связи с формированием Собором списка лиц, пострадавших за веру и Церковь. В этом документе отец Иоанн, в частности, сообщал: «Достоверно также известно мне и всей епархии нашей о гибели благочинного священника Александра Флегинского, священника станицы Георгие-Афипской Куб[анской] обл[асти]. Отец Флегинский расстрелян после жестоких мучений». В заключении он добавлял, что указанные в документе лица казнены без суда случайными бандами.

После освобождения станицы Георгие-Афипской от большевиков Добровольческой армией в августе 1918 года, растерзанное тело отца Александра было обнаружено за пределами станицы спустя семь месяцев после убийства. Эти данные подтверждает следственная комиссия и метрическая запись об отпевании отца Александра в Александро-Невском войсковом соборе города Екатеринодара, где датой смерти является 24 марта, а датой отпевания и погребения 18 сентября 1918 года.

После того как тело отца Александра было найдено, вероятно, его сын Владимир, занимавший должность судебного следователя 2-го участка Сальского округа Новочеркасского окружного суда, вывез в город Екатеринодар, где приготовил к христианскому отпеванию и погребению.

Отпевание состоялось 18 сентября 1918 года в Александро-Невском соборе при стечении большого количества духовенства 17 благочиния Кубанской области, которое много лет возглавлял отец Александр, о чем было засвидетельствовано записью в метрической книге собора. Похоронили отца Александра на городском Екатеринодарском (Всехсвятском) общем кладбище, вероятно, рядом с могилой его матушки.

В настоящее время в Георгиевском храме поселка Афипского Северского района (бывшей станицы Георгие-Афипской) чтится память о бывшем настоятеле этого храма священнике Александре Флегинском. В 2015 году могила отца Александра была обнаружена. К сожалению, надгробие на могиле было разрушено, сохранился лишь фундамент. Усердием прихожан и настоятеля Афипского Георгиевского храма оно было восстановлено в 2017 году.

На заседании Священного Синода 4 мая 2017 года имя священномученика Александра было включено в состав Собора новомучеников и исповедников Церкви Русской с установлением особого дня памяти 6 апреля.

Иерей Михаил Лисицын

Священномученик Михаил Лисицын (1862-1918)
Память: 11 марта

Священномученик Михаил Михайлович Лисицын родился 19 октября 1862 года в селе Екшур Рязанского уезда Рязанской губернии в благочестивой семье священника Михаила Кондратьевича Лисицына.

Детство Михаила проходило в бедной сельской среде, отличительной чертой которой являлась глубокая христианская вера. Отец служил в небольшом приходе и воспитывал детей в духе благочестия.

Со смертью отца в 1870 году Михаил был взят на попечение своим дядей священником Павлом Тимофеевичем Крыловым, который в дальнейшем заботился о его духовном воспитании. В 1873-1877 годах Михаил обучался в Рязанском духовном училище, а в 1877-1883 годах в Рязанской духовной семинарии. По окончании семинарии он поступил на службу преподавателем в сельскую Задне-Пилевскую школу Рязанской губернии.

В 1885 году Михаил был рукоположен в сан диакона, а затем —   священника и определен к Троицкому храму села Катино Скопинского уезда Рязанской губернии. Десять лет отец Михаил прослужил под покровом Пресвятой Троицы, непрестанно и ревностно проповедуя слово Божие.

Из-за ухудшения здоровья матушки и необходимости смены климата в 1895 году он перешел во Владикавказскую епархию, получив место священника в станице Кисловодской.

Прибыв к месту своего нового служения, отец Михаил в короткий срок реконструировал Кресто-Воздвиженский храм, осуществил пристройку деревянной колокольни, собрал средства и построил здание для церковно-приходской школы.

Снискав любовь и уважение к себе со стороны окружающего духовенства, отец Михаил был избран председателем благочиннического совета 2 округа Владикавказских храмов по Пятигорскому благочинию. Активная деятельность сельского пастыря была отмечена Святейшим Синодом, 11 мая 1902 года наградившим отца Михаила «за ревностные труды и заботы о воспитании детей» Библией.

В 1906 году отец Михаил получил новое назначение в село Орбелиановское Владикавказской епархии. Одновременно с этим событием связано его горячее желание послужить Матери Церкви в качестве военного священника. Он обратился к протопресвитеру военного и морского духовенства с просьбой о переходе в военное ведомств. По неизвестным причинам послужить в качестве военного священника при Управлении Ура-Тюбинского начальника ему не пришлось, и в конце 1907 года он перешел в Ставропольскую епархию, став третьим священником в селе Александровском.

25 июня 1912 года он был переведен к Николаевскому храму станицы Усть-Лабинской Кубанской области. Как талантливый педагог он был приглашен преподавать Закон Божий в Усть-Лабинское высшее начальное училище.

В новых условиях служения отец Михаил продолжил миссионерскую деятельность в среде казачьего населения. Уже 30 сентября 1913 года в Ставропольских епархиальных ведомостях был отмечен его пастырский труд: «Священником станицы Усть-Лабинской Михаилом Лисицыным присоединены к православию от старообрядчества австрийской лжеиерархии – казак сей станицы Никита Давидов Водолазов, 18 лет, и австрийского толка – казачка сей станицы Параскева Михеева Юдина, 18 лет».

С началом Первой мировой войны отец Михаил принял активное участие в помощи фронту и раненым воинам. В 1914 и 1915 году он неоднократно отправлял значительное количество одежды и предметов гигиены в пользу солдат действующей армии.

За время своего служения в станице Усть-Лабинской он снискал огромное уважения жителей всех сословий как добрый, кроткий и отзывчивый пастырь.

Революционный переворот 1917 года и отречение от престола императора Николая II ознаменовали новую трагическую страницу в истории Русской Церкви. Начавшаяся вскоре гражданская война и гонения против Церкви не обошли стороной и Кубанский казачий край.

В январе 1918 года в станице Усть-Лабинской начались революционные волнения, подогреваемые местными большевиками. Возник конфликт на почве идей большевизма между казаками-фронтовиками и представителями старого казачьего населения. Дальнейшую эскалацию напряжения вызвало воззвание большевиков под названием «Чего хотят Кубанские большевики» от 20 января 1918 года, в котором содержались открытые призывы к гражданской войне. 27 января 1918 года начались первые боевые столкновения между казачьими частями и большевиками.

Вооружённое противостояние между казаками и большевиками продолжалось весь февраль 1918 года и окончилось 22 февраля захватом станицы Усть-Лабинской и установлением советской власти. Начались скорые расправы с не угодными власти людьми, офицерами царской армии, казаками, служащими и священниками. Исполнить революционный суд над отцом Михаилом ни у кого из местных большевиков, лично знавших его, не поднялась рука. Его предупреждали об опасности, предлагали спастись бегством или спрятаться, но он мужественно отказался, оставшись дома, где и был арестован.

По свидетельству матушки Евдокии Лисицыной, «22-го февраля 1918-го года, в день вступления в нашу станицу большевистских войск, был арестован мой муж священник отец Михаил Лисицын… В первую же ночь после ареста мужа в мой дом ворвалась толпа солдат и разграбила всё, что только можно было унести: деньги, одежда, обувь, бельё носильное и постельное, одеяла, серебряные вещи, съестные припасы, одним словом всё, кроме мебели, бесследно исчезло. В один день я лишилась мужа и всего, что было приобретено многолетним трудом. Я осталась нищей с двумя дочерями — ученицами. Работа грабителей была настолько аккуратна, что на другой день, выходя из дому, я вынуждена была прикрыться случайно уцелевшей ветхой рясою мужа, а платок дала мне соседка.

Старшая дочь – учительница тоже ограблена и осталась только с тем, что было на ней в день грабежа. Таким образом, я с детьми осталась без всяких средств к существованию: имущество погибло, на эмеритуру я не имею права, пенсии тоже, … не дадут, пособие из погребальной кассы должно пойти на покрытие долгов, сделанных мною при хлопотах по погребению мужа. Была надежда на единственного сына – офицера, но и тот, вскоре после смерти отца умер, оставив на моих руках жену с ребёнком…».

После освобождения станицы выяснилось, что «отец Михаил Лисицын был мучим в течение трех дней — с пятницы до воскресенья… Когда тело его было найдено, то на нем оказалось более 10 ран, голова была изрублена в куски».

Следователи Особой комиссии, занимавшейся расследованием злодеяний большевиков в 1919 году, среди прочего несколько шире дополнили описание последних дней жизни отца Михаила, установив, что «…с накинутой на шею петлею [он был долго водим] по станице, глумились и били [его] так, что под конец он сам, падая на колени, умолял мучителей скорее его прикончить. Убив его, красноармейцы запретили погребение, но жена убитого выкупила его тело для погребения за 600 рублей».

После выкупа растерзанного тела отца Михаила матушка Евдокия приготовила его к христианскому погребению, он был облачен в белые священнические одежды, положен в новый гроб и отнесен для отпевания в храм святителя Николая, где много лет проповедовал слово Божие. Сохранившаяся метрическая запись гласит: «Священник Николаевской Церкви станицы Усть-Лабинской Михаил Михайлов Лисицын, был казнен большевиками 26 февраля 1918 года в возрасте 56 лет. Погребение совершенно 28 февраля 1918 года священниками Алексеем Богдановым, Иоанном Сальским, диаконом Аркадием Кононовым, псаломщиками Иоанном Струковым и Стефаном Воликом. Погребен на общем кладбище».

На заседаниях Поместного собора Российской Церкви 20 сентября 1918 года был оглашен особый список лиц, пострадавших за веру и Церковь, в котором указывались кубанские священники. 13 (26) сентября делегат Ставропольско-Кубанского епархиального собрания священник Иоанн Гревцов направил в канцелярию Собора заявление об уточнении сведений о пострадавших. В этом заявлении отец Иоанн указывал на ошибочность представленных ранее данных о пострадавшем кубанском духовенстве и добавлял: «…утвердительно могу сообщить, что в нашей епархии погибли за веру и Церковь следующие священники: священник станицы Усть-Лабинской Михаил Лисицын расстрелян без мучений…». Он уточнял, что «все указанные лица казнены без суда случайными бандами».

Согласно воспоминаниям внучки отца Михаила, прихожане Свято-Никольского храма уговорили матушку Евдокию перезахоронить его поближе к храму, где он служил. «Бабушка не хотела, но ее уговорили. Она рассказывала мне, что через девять месяцев дедушка сохранился, будто его вчера похоронили…».

По свидетельству правнука отца Михаила Геннадия Лисицына, в 2003 году удалось установить потерянное место захоронения священномученика, расположенное у восточной стены бывшего летнего кинотеатра (на его месте находился Николаевский храм, разрушенный в 30-х годах XX века), на территории городского парка Усть-Лабинска. В память об этом на стене здания была помещена табличка, а в 2010 году на месте убийства отца Михаила благочестивые прихожане Сергиевского храма установили памятную доску.

На заседании Священного Синода 4 мая 2017 года имя священномученика Михаила было включено в состав Собора новомучеников и исповедников Церкви Русской с установлением особого дня памяти 11 марта.

Источник: http://kanonkuban.ru/novomucheniki-zemli-kubanskoj/

Православный календарь
Объявления